Меню
Главная » Статьи » Новости

Анвар Азимов: «Балканы могли бы стать регионом сотрудничества РФ, США и ЕС»

17 февраля Москва и Загреб празднуют 25-летие признания Россией независимости Хорватии. Об основных вехах российско-хорватских отношений за прошедшие годы, а также о современном взаимодействии наших стран рассказал в интервью корреспонденту ТАСС посол РФ в Хорватии Анвар Азимов.

— В этом году Россия и Хорватия отмечают 25-летие признания Россией независимости Хорватии. Какие главные вехи вы бы выделили в наших отношениях в прошлом и каковы планы на будущее? С какими главными вызовами пришлось столкнуться российской дипломатии в Хорватии за последний год?

— Россия и Хорватия — традиционно близкие и дружественные страны, связанные узами традиционного сотрудничества. Действительно, этот год для нас знаменательный, 17 февраля исполняется 25 лет признания Россией Хорватии, Россия была одним из первых государств, которые сделали это. Этому предшествовал визит Франьо Туджмана и Слободана Милошевича в Москву. И примечательно, что Михаил Горбачев практически в последний месяц пребывания президентом Советского Союза организовал трехстороннюю встречу с тем, чтобы попытаться предотвратить усиление вооруженного конфликта между Сербией и Хорватией. Хорваты помнят о той встрече и той роли, которую сыграл СССР в плане снижения напряженности и военного противостояния между Сербией и Хорватией.

17 февраля — день признания независимости, а через несколько месяцев, 25 мая, мы установили дипломатические отношения. Мы готовимся к этому мероприятию, будет обмен посланиями между нашими министрами иностранных дел. Если будет готова межправительственная программа культурного сотрудничества на 2017–2019 годы, это может послужить поводом для подписания данного документа на уровне министров иностранных дел либо на уровне министров культуры. Май будет также ознаменован месячником российской культуры в Хорватии, приедут наши знаменитые танцевальные коллективы, музыкальные группы. 25 мая мы планируем также организовать большой митинг общественности, на котором обменялись бы мнениями по основным достижениям российско-хорватских отношений.

Что касается вызовов, то основным вызовом для меня стало продолжающееся неудовлетворительное состояние двустороннего политического и торгово-экономического сотрудничества и, к сожалению, не совсем успешные попытки посольства переломить ход событий, вывести наши отношения, по сути, из застойного периода, в котором они находятся уже десятилетие. Это отчасти связано со вступлением Хорватии в 2009 году в НАТО, а в 2013 году — в Европейский союз.

Единственная область, которая более-менее сохраняется на плаву, — это наше культурное сотрудничество. В этом отношении — надо отдать хорватам должное — как близкий нам славянский народ они проявляют большой интерес к российской культуре, искусству. В течение прошлого года мы организовали два десятка различных культурных мероприятий, в том числе с большим успехом в конце прошлого года прошли выступления Санкт-Петербургского балета. Культурная составляющая отношений сохраняет свою динамику, и в этом году мы придадим ей новое звучание.

Но для меня, как для посла, наиболее важным является восстановление политического диалога. Я не хочу сказать, что здесь отсутствует должная политическая воля к развитию отношений с Россией, но тем не менее взятые хорватской стороной обязательства в рамках НАТО и Евросоюза накладывают определенный отпечаток на характер наших взаимоотношений. В последнее время со стороны хорватского руководства, прежде всего президента страны Колинды Грабар-Китарович, неизменно звучит тезис о том, что необходим диалог между ЕС и РФ, и она призывает к развитию отношений с Россией.

Также вызывает беспокойство падение товарооборота России с Хорватией: в былые времена товарооборот превышал $2 млрд. К сожалению, прежде всего ввиду падения цен на нефть, но и в связи с санкционными мерами ЕС против России товарооборот упал практически на 50%. В прошлом году он составлял $800 млн, хотя мы по-прежнему являемся основными поставщиками газа и нефтепродуктов в Хорватию — наша доля составляет порядка 40% нефтепродуктов и газа.

Другим настораживающим моментом является отсутствие должной работы российско-хорватской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и техническому сотрудничеству, последняя пленарная сессия которой состоялась аж в 2010 году. Мы и здесь заинтересованы в активизации работы комиссии, в этом году запланированы заседания трех рабочих групп в рамках межправкомиссии — группы по торговле, энергетике и туризму — с тем, чтобы наполнить необходимым содержанием сессию комиссии и придать необходимый импульс развитию торгово-экономического сотрудничества.

К сожалению, в прошлом году, несмотря на все наши усилия, не состоялся ответный российско-хорватский деловой форум. Как известно, в феврале 2015 года форум деловых кругов прошел в Москве с участием более 100 хорватских компаний и более 50 российских. Ввиду политической нестабильности и смены правительства в Хорватии мероприятие, намеченное на сентябрь, не состоялось.

Мы думаем о том, чтобы провести в этом году в Хорватии два форума: банковский и форум деловых кругов. Одновременно мы стремимся активизировать наши отношения по линии Торговой палаты. Надо отметить, что Торговая палата в Хорватии — это очень влиятельная, авторитетная государственная структура, в которой работают очень видные представители бизнеса. Это локомотив, который объединяет все деловые круги и работает на налаживание торгово-экономических отношений. Отрадно, что ТПП имеет свое представительство в Москве, поэтому мы заинтересованы в активизации взаимодействия ТПП двух стран. Мы готовим визит председателя хорватской ТПП Луки Буриловича, который весьма дружественно расположен к нашей стране, в Москву с тем, чтобы он взял с собой хорватских предпринимателей для обсуждения деловых отношений.

Санкции играют свою роль, в результате наших ответных мер хорватские сельхозпроизводители теряют в среднем порядка €50 млн ежегодно. К сожалению, я хотел бы констатировать, что Хорватия, будучи дисциплинированным членом НАТО и ЕС, не высказывает своего беспокойства по поводу сохранения санкционного режима.

В Хорватии есть около десятка компаний, с которыми мы продолжаем сотрудничать, закупаем здесь продукцию фармацевтической, химической и пищевой промышленности. Очень успешно работает компания АD Plastik, оборот которой составляет до €60 млн, они поставляют различные пластиковые детали для нашей автомобильной промышленности. Наиболее успешно развивается наше сотрудничество с судостроительными верфями Хорватии. Россия за последние 25 лет заказала здесь более 50 судов, а, по некоторым оценкам, это до €10 млрд в общей сложности, если учитывать объем заказов еще и Советского Союза. Сотрудничество с судоверфями продолжается, в прошлом году был заключен ряд контрактов общей стоимостью десятки миллионов евро. Это прежде всего "Бродотрагир" и "Виктор Ленац".

Что касается политического диалога, то надо стремиться к тому, чтобы провести диалог на высоком уровне. Для этого необходимо его субстантивное наполнение. В первое десятилетие наших отношений была подготовлена неплохая правовая база и мы заинтересованы в том, чтобы ее наращивать. Приоритетами является подписание программы культурного сотрудничества 2017–2019 годов, открытие культурного центра в Хорватии — этот вопрос в подвисшем состоянии уже на протяжении десяти лет из-за особенностей местного законодательства. Хорватия заинтересована в открытии своего культурного центра в Москве. Третье — подписание в этом году протокола сотрудничества между МВД наших стран на 2017–2018 годы, четвертое — подписание долгожданного исполнительного протокола по реадмиссии. Хорватия является единственной страной ЕС, которая не подписала протокол к договору между ЕС и РФ 2006 года.

Конечно, фактор участия Хорватии в ЕС и НАТО сказывается на наших отношениях, но для нас это данность, существующая реальность. Наша позиция состоит в том, что это не должно служить препятствием для развития отношений. У нас нет проблем, которые нас разъединяют. Среди широких слоев населения, среди общественности, интеллигенции Россия по-прежнему является наиболее авторитетной и близкой страной. Здесь сохраняются самые добрые чувства к России, люди очень заинтересованы в культурном сотрудничестве. В связи с этим мы сделали две очень важные вещи для России и наших отношений: открыли бюст Пушкина, открыли бюст Гагарина, причем оба бюста были подарены российской стороной, а мэрия города содействовала в установке. В этом году в марте мы реализуем долгожданный проект — установим бюст Сергея Есенина в Загребе.

Наиболее активную роль в развитии отношений играет весьма популярный здесь мэр Загреба Мило Бандич, который исключительно дружественно относится к нашей стране. Бандич стал своего рода локомотивом в развитии наших отношений.

— Существует ли в Хорватии желание строить особые отношения с Россией или Загреб идет в фарватере общеевропейской политики?

— Евроатлантическая направленность является основой внешней политики Хорватии, и отношения с Россией не входят в число основных приоритетов. Мы исходим из того, что Вашингтон и Брюссель оказывают сдерживающее воздействие на хорватское руководство, чтобы не дать дороги развитию наших отношений. Но под воздействием широких слоев хорватской общественности и не без участия деловых кругов здесь все больше укрепляется мнение, что активные, динамичные российско-хорватские отношения отвечают национальным интересам этой страны. Хорватия заинтересована в поставках своих товаров в РФ и в российских инвестициях, объем которых сейчас составляет порядка $600 млн. У меня, как у посла, сложилось твердое убеждение, что хорватское руководство осознало необходимость активизации сотрудничества с Россией.

— В настоящее время наблюдается обострение обстановки на Балканах, наши западные "партнеры" обвиняют в этом Россию (например, заявления Столтенберга в Сараеве и Приштине, высказывания министра обороны Крстичевича). Кто, на ваш взгляд, на самом деле виновен в обострении ситуации на Балканах?

— Балканский вектор во внешней политике СССР был очень сильным. Балканское направление во внешней политике России не носит столь активного характера, как раньше. У нас на Балканах главная задача — сохранение здесь стабильности, безопасности, у нас нет каких-либо геополитических устремлений на Балканах. Главные наши усилия помимо стабильности и безопасности направлены на развитие двустороннего сотрудничества, что дает определенный положительный результат. Сейчас для нас очень важно в Балканском регионе сохранить стабильность в Боснии и Герцеговине на основе Дейтонских соглашений. Мы будем твердо вести дело к тому, чтобы Босния и Герцеговина оставалась государством двух энтитетов и трех государствообразующих народов.

Нам бы очень хотелось, чтобы улучшились отношения между Хорватией и Сербией, которые по-прежнему носят непростой характер. Многие деятели в Хорватии смотрят на развитие российско-хорватских отношений через призму Сербии. Также мы хотели бы, чтобы Хорватия решила все пограничные споры со Словенией и урегулировала бы имеющиеся вопросы с Боснией и Герцеговиной.

Конечно, миграционный кризис сильно ударил по стабилизации, по Балканскому маршруту прошли сотни тысяч мигрантов, в том числе по территории Хорватии. В настоящее время маршрут прикрыт и фактор мигрантов не ощущается в Хорватии.

Причина определенной нестабильности на Балканах вызвана неурегулированностью сохраняющихся проблем прежде всего бывших государств Югославии, отсутствием должной координации между Россией, США и ЕС, потому что все они заинтересованы в стабильном развитии региона. Мы хотели бы большего взаимодействия этого треугольника с тем, чтобы Балканы превратились в регион сотрудничества основных игроков. Конечно, для нас было бы идеальным, если бы все Балканы были нейтральными, своего рода мостом между Востоком и Западом, но все устремления стран, в том числе нашего союзника Сербии, направлены в ЕС.

— Многие страны региона обеспокоены возрождением в Хорватии идеологии усташства. С чем связаны такие тенденции?

— В Хорватии присутствует некая радикализация, однако я не склонен считать, что здесь укрепляются экстремистские или реваншистские силы. Прямого усиления усташства как тенденции я не наблюдаю. Я активно езжу по стране, посетил все регионы. Есть определенная радикализация, но тем не менее как президент, так и правительство проводят сдержанную политику, содействуя сближению многонационального хорватского общества. Есть отдельные всплески, но в целом ситуация контролируема правительством.

— Как обстоят дела с развитием российского туризма в стране?

— Были времена, когда число наших туристов превышало 270 тыс. В последние годы поток составляет порядка 120–150 тыс. человек в год. Это достаточно устойчивая категория граждан, которая выбирает Хорватию. Хорваты очень признательны российским туристам, поскольку турагентства посчитали, что российский турист оставляет в десять раз больше, чем турист из Германии, Италии, к тому же помимо щедрости отличается приветливостью.

Мы ведем диалог по активизации туризма. В ближайших планах довести число туристов хотя бы до 200 тыс. человек. Введение виз сыграло свою роль, но визовые центры в России работают очень эффективно. 120 тыс. — это хорошо, но мы находимся где-то на десятом месте — впереди Германия, Италия, Словения. Но российских туристов здесь любят.

— Как развивается взаимодействие посольства с соотечественниками?

— Посольство уделяет большое значение российским соотечественникам, которые проживают в Хорватии, их здесь более 2 тыс. Уделяем должное внимание захоронениям солдат и офицеров Красной армии. Здесь почитают и помнят, что Красная армия совместно с партизанским движением содействовала освобождению Хорватии. Здесь понимают, что СССР был страной-освободителем от фашистского и усташского режима.

На территории страны остались 11 крупных воинских захоронений, крупнейшее — на границе с Сербией в Батине. Всем захоронениям уделяется внимание, выделяются средства для обновления и ремонта. В общей сложности на территории Хорватии погибло 7 тыс. солдат и офицеров.

Другой аспект — работа с диаспорой из числа эмигрантов первой и второй волны. Здесь жили примерно 10 тыс. человек, известные военачальники, инженеры, врачи, которые внесли существенный вклад в развитие страны. Большинство из них похоронены в Загребе, а поскольку у многих не осталось потомков, могилы исчезают, так как если десять лет не вносится минимальная сумма на поддержание памятников, они ликвидируются. Мы делаем все, чтобы ни одна могила русского эмигранта больше не была ликвидирована.

В прошлом году мы обнаружили здесь русскую церковь, построенную на средства наших эмигрантов в конце 20-х годов. Мы также прилагаем усилия к ее восстановлению, она не функционирует уже 40 лет. Мы предпринимаем усилия, чтобы восстановить там приход.

Мы делаем большое дело по увековечиванию русской культуры. Мы обнаружили в запасниках одного музея десять картин Николая Рериха, которые с его согласия были привезены сюда в конце 30-х годов, здесь была выставка его картин. Потом они здесь остались, затем была война, и о картинах фактически забыли. Мы ведем необходимую работу с тем, чтобы вернуть эти картины российской стороне. Хорваты любят нашу живопись и охотно поддерживают организацию различных выставок. В конце 2017 — начале 2018 года мы хотим организовать здесь выставку Кандинского, и в 2018 году, когда Загреб и Санкт-Петербург будут отмечать 50-летие побратимства, здесь пройдет выставка нашего Эрмитажа. Уже были представители музея, есть необходимый каталог. Это будет важное событие с нашей стороны.

Источник: http://tass.ru


Категория: Новости | Добавил: Roman (19.02.2017)
Просмотров: 153 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar